22.11.2201

начало | содержание


    http://www.aikiclub.ru/
47s.html  
 

22.11.01

Сорок семь преданных вассалов

Великая история и ее восприятие современниками

 

Введение

Ударил я топором
И замер...Каким ароматом
Повеяло в зимнем лесу!

Бусон

  История подвига 47 рeнинов трогательно-героична и для японцев несет нечто более глубокое , чем просто эпохальный  исторический факт.  Это поэма Духа японии Средних веков. Об этой истории написаны целые тома книг. Вам, читатель, предлагается чрезвычайно краткое изложение факта и некоторые мнения известных современников. Детали или более полное изложение данного события Вы найдете в книгах, приведенных в списке литературы в конце статьи.


Дух самурайства и само существование этого сословия имели и имеют преобладающее значение в жизни Японии. Немало ярких и трагических эпизодов связанно с самураями, но эта история стала не просто фактом, она послужила толчком к развитию целого направления в Средневековом Искусстве Японии и, в частности, классической японской живописи. И до сегодняшнего дня в театре Кабуки идут пьесы, о мести сорока семи преданных вассалов за смерть своего господина.

После периода внутренних войн того времени, продолжавшихся более ста лет, в Японии наступил мир. Он принес эпоху процветания и благополучия, а вместе с ней и изменение положения военного сословия. Муро Кюсо (1658-1734) писал: "До недавних времен самураи ничего не знали о деньгах и жили скромно. Я помню свою юность, тогда молодые люди никогда не говорили о ценах и были те, кто краснел от смущения, слыша непристойные рассказы. Вот так за пятьдесят лет изменились устои". Осознание новой роли сословия самураев росло день ото дня и требовало разрешения. Все были едины в одном: самураю необходимо заново обрести себя, свою роль и значение в изменившемся мире. И история о 47 преданных самураев погибшего господина и всеже отдавших  свои молодые жизни за него можно считать неким собирательным образом всего клана самураев средневековья.

Ниже, следом за пересказом истории "преданных вассалов", Вашему вниманию предлагаются некоторые высказывания двух знаменитых самураев: Дайдодзи Юдзана (1636-1730) и Ямамото Цунэтомо (1659-1719), современников происходивших событий, один из них некоторое время даже служил клану Ако. Эти цитаты являются выдержками из их трактатов, специально посвященных воспитанию самураев. 

Глава первая

"Инцидент Ако"

 

Бабочки полет
Будит тихую поляну
В солнечных лучах.

Басе

Каждый год сёгунское правительство (бакуфу) в первом месяце нового года посылало представителей военного правителя в Киото ко двору императора для принесения поздравлений с началом Нового года. Ответный визит к сёгуну осуществлялся в третьем месяце: в Эдо направлялись императорские послы и посол от экс-императора. Для правительства это была церемония чрезвычайной важности, и даймё (крупные феодалы), назначаемые для приема императорских послов, тщательно инструктировались во избежание малейшей оплошности.

"Инцидент Ако" произошел 14-го дня третьего месяца 14 года эры Гэнроку (1701). Незадолго до окончания визита императорских послов к сёгуну в "Сосновом коридоре" дворца сёгуна тридцатипятилетний Асано Такуми-но ками Наганори с мечом в руке атаковал престарелого Кира Кодзукэ-но сукэ Ёсинака - главу знатного аристократического рода и церемониймейстера при дворе сёгуна. С возгласом :"Помнишь ли ты про мою ненависть к тебе за давешнее?!" Асано Наганори ударил Кира мечом в лоб, но удар оказался не смертельным: Кир был лишь легко ранен и пустился бежать. Асано ещё дважды ударил его мечом (оба удара пришлись в правое плечо Кира), но все раны оказались незначительными.

Само по себе это, конечно, странно: всем ведь известно мастерство японских самураев во владении мечом. Возможно, неудача покушения связана с тем, что удары были нанесены малым мечом, а не большим, боевым - ведь в покоях сёгуна ношение боевого оружия строго запрещалось. Даже малый меч обнажать во дворце было строжайше запрещено, никакие причины во внимание не принимались. С другой стороны, возможно что Асано Наганори помешал начальник дворцовой охраны Кадзикава Ёритэру, который в тот момент разговаривал с Кира Ёсинака и сразу же вмешался в схватку.

Так или иначе, Кира упал, а Асано был обезоружен и под конвоем отправлен под арест в особняк Тамура Укёдаю. Когда Асано Наганори вели под конвоем с места покушения, он еще не знал, что его противник уцелел, и в возбуждении выкрикивал: "Вот теперь отомстил!".

До сих пор нет полной ясности о причинах нападения. В большинстве современных событию источников (в том числе: "Дневник Кадзивара" ("Кадзивара-си никки"), "Записки из клетки попугая" ("Ому ротю ки") - автор самурай Асахи Бундзаэмон из клана Овари, "Подлинные записки о доме Токугава" ("Токугава дзикки") причина нападения объясняется по разному: финансовый спор между кланами, личная неприязнь на почве исполнения службы при дворе сёгуна и т.д.

Итак, инцидент произошел между девятью и десятью часами утра. В эдоском замке было собрано экстренное совещание во главе с самим сёгуном для избрания меры наказания Асано. После полудня наказанием было выбрано сэппуку - ритуальное вспарывание живота. Вечером того же дня оно было осуществлено в особняке Тамура по всем правилам.

Приговор был суров, но и преступление Асано, по нормам того времени, было тяжко. Если бы Асано напал на Кира в припадке безумия, наказанию подвергся бы только он сам. Но в данном случае речь шла о заведомо продуманной мести, поэтому наказание распространялось на весь клан: владения Асано были конфискованы.

По традиции перед самоубийством Асано оставил предсмертные стихи (дзисей): 

Под порывом весеннего ветра
Цветы опадают.
Я еще легче
С жизнью прощаюсь.
И все ж - почему?

 

Глава вторая

Мстители  

Вот листок упал,
Вот другой летит листок
В вихре ледяном.

Рансэцу

 

Сразу же после самоубийства Асано Такуми-но ками Наганори из столичного особняка Асано были отправлены экстренные послы в замок Ако (удельный замок клана Ако). Значение этого путешествия подчеркивается историками следующим образом: посланцы проделали весь путь в особых "скоростных паланкинах" (хаякаго) приблизительно за 4 дня. Скорость поистине удивительная для того времени, обычно удавалось проделать то же расстояние не менее чем за 15 дней.

Было собрано совещание вассалов во главе с Оиси Кураносукэ Ёсио - каро (главным управляющим замка). Послы известили всех находившихся в замке Ако о случившемся: господин покончил жизнь самоубийством, клан расформирован, владения конфискованы, а все самураи, служившие Наганори, теперь лишились источника существования и превращаются в рёнинов - вассалов без хозяина. И опротестовать решение суда невозможно.

На совещании мнения участников разделились. Некоторые (например, Оно Куробэй) предлагали принять жребий судьбы и разойтись в поисках нового пристанища, другие настаивали на немедленном "самоубийстве вслед за господином", третьи предлагали выждать и найти удобный момент для того, чтобы отомстить обидчику их господина.

Желавшие отомстить находились в сложном положении. Всем, в том числе и Кира Ёсинака, и его клану Уэсуги, равно как и чиновникам бакуфу (сёгунское правительство), было ясно, что рёнины клана Ако попытаются отомстить. Поэтому за ними велось наблюдение. По приказу Оиси члены союза мстителей рассредоточились по разным местам, друг с другом напрямую не общались, но все поддерживали связь с Оиси, который поселился на севере от Киото. Несмотря на предосторожности события развивались не лучшим образом. Кира узнал о готовящемся покушении и принял особые меры предосторожности. Чтобы усыпить его бдительность, Оиси Кураносукэи переехал в Киото и стал вести разгульный образ жизни, почти не покидая увеселительного заведения "Итирики".

Кира поверил в глубину падения Оиси Кураносукэи и снял усиленную охрану. Пришла пора заговорщикам переходить к активным действиям. По приказу Оиси все члены союза тайно перебрались в Эдо и поселились там под вымышленными именами. Каждый открыл свое дело. Все это было лишь прикрытием: основной и единственной целью "преданных вассалов" было выяснение маршрутов передвижений Кира по городу, режима жизни его особняка и прочего. Самым непосредственным образом этим занимался Кандзаки Ёгоро Нориясу, торговавший апельсинами перед входом в особняк Кира.

В результате всех усилий заговорщики узнали более или менее подробный план замка, а главное - точную дату прибытия Кира Ёсинака из провинции в Эдо. Это был 15 день последнего месяца 15 года эры Гэнроку (1702). Именно в этот день должно было состояться покушение.

Нельзя сказать, что власти Эдо ничего не подозревали о приготовлениях Оиси Кураносукэи и его подчиненных: сведения об этом доходили до них неоднократно. Однако никаких мер против "преданных вассалов" предпринято не было - вполне вероятно, что власти симпатизировали им, а потому смотрели на все сквозь пальцы. Такое попущение может быть понято однозначно: все в столице понимали, что месть за господина - священный долг (гири) его вассалов. А гири в самурайской этике ставился превыше всего.

Итак, время нападения на особняк Кира было назначено. Разделившись на два отряда, вассалы двинулись к главным и задним воротам особняка. По сигналу штурм начался одновременно с двух сторон. Было 4 часа утра. В доме все спали. Сопротивление охраны было подавлено относительно быстро. Нападавшие рассеялись по комнатам в поисках Кира Ёсинака. Его нигде не было. Наконец, он был обнаружен в кладовке для угля. Лицо его было густо покрыто угольной пылью, и опознать его удалось по шрамам, оставшимся от ударов меча Асано Наганори. Тем же мечом ему и отрубили голову. Месть, таким образом, осуществилась, единственная цель была достигнута. Нападение подготовлено тщательно и всесторонне: среди нападавших потерь не было, ранения получили пятеро, а со стороны Кира шестнадцать человек убито и двадцать ранено.

После штурма заговорщики двинулись в сторону монастыря Сэнгакудзи в местности Таканава, где находилась могила Асано Наганори, одновременно двое из нападавших, Ёсида Канэсуки и Томономори Масаёри, были направлены к главному полицейскому столицы с докладом о случившемся. По прибытии в монастырь заговорщики сообщили настоятелю о своем желании совершить сэппуку в его монастыре. Настоятель известил вышестоящее начальство и рёнины были взяты под стражу. Разбирательство началось и, в отличие от "инцидента Ако", длилось почти полтора месяца. Здесь впервые ярко проявилась неоднозначность восприятия действий "гиси" ("преданных вассалов"). В числе поддержавших рёнинов были такие именитые люди как: министр образования (дайгакуно ами) Хаяси Нобуацу (1644-1732), представители разных школ конфуцианства Ито Тогай (1658-1736), Миякэ Канаран (1674-1718) и Асама Кэйсай (1652-1711). Все они требовали амнистии для заговорщиков. Среди тех кто выступал против "преданных вассалов" были не менее знаменитые люди своего времени: выдающйся государственный деятель своего времени, конфуцианец и историк Огю Сорай (1666-1728), ученые-конфуцианцы Сато Наоката (1650-1719) и Дадзай Сюндай (1680-1747).

Сегодня абсолютно ясно одно, у современников вышеописанных событий разброс мнений был чрезвычайно широк. По всей вероятности, правительство в той или иной степени прислушивалось ко всем голосам. В результате 4-го числа 2-го месяца 16 года эры Гэнроку (1703) бакуфу вынесло решение: всем рёнинам во главе с Оиси Кураносукэи предписывалось совершить сэппуку. Решение принято компромиссное - сэппуку не было обычным наказанием за такой поступок. Ведь рёнинами совершено тяжкое преступление: вооруженный мятеж с предварительным конспиративным сговором. Людей их ранга (достаточно невысокого) за такое обычно ждала казнь через отсечение головы. К более почетной - сэппуку - в подобных случаях приговаривались только дайме - владетельные феодалы.

Это решение довели до сведения "преданных вассалов" 4 дня 2-го месяца. На следующий день сэппуку было совершено в четырех особняках, принадлежавших дайме Хосокава, Мацудайра, Мори и Мидзуно. Позже их останки были похоронены на кладбище монастыря Сэнгакудзи, рядом с могилой их господина.

Впрочем, в штурме принимали участие 47 вассалов, а покончили с собой только 46. Тэрадзака Китиэмон исчез сразу же после штурма. Оиси Кураносукэи отправил его в Хиросима к младшему брату Асано Наганори. Возможно, Оиси, поступив так, надеялся сохранить жизнь хотя бы одному свидетелю - непосредственному участнику событий. Тэрадзака был асигару - пехотинцем, самураем низкого ранга. Для бакуфу эта фигура не представляла особого интереса, так что его, по существу, и не искали. Как очевидец событий Тэрадзака выполнил свою миссию: им было написано два сочинения об этом: "Тэрадзака Китиэмон хикки" (Записки Тэрадзака Китиэмона) и "Тэрадзака Нобуюки сики" (Личные записи Тэрадзака Нобуюки). Обе работы были сохранены и отредактированы его внуком. Сам Тэрадзака дожил до 83 лет и скончался в 1747 году.

Необходимость такого свидетельства, судя по всему, Оиси предвидел. Действительно, вскоре реальные события мести "преданных вассалов" обросли вымышленными деталями, иногда даже добавлялись не существовавшие действующие лица, искажалась и топография места действия.

История этого заговора стала основой для целого ряда знаменитых пьес театра Кабуки. Уже через 10 дней после совершенного сэппуку, на сцене столичного театра Накамурадза была поставлена пьеса "Акэбоно Сога ёути" ("Атака братьев Сога на исходе ночи"). В пьесе рассказывалось об инциденте Ако, но события были перенесены в более древние времена и закамуфлированы под издавна известное событие истории времен правления Минамото Ёритомо - месть братьев Сога обидчику их отца. В дальнейшем исторический камуфляж использовался неоднократно для описания этих событий, но зрители всегда точно знали, о чем хотел сказать автор пьесы. Так было и с пьесой самого знаменитого драматурга эпохи Токугава - Мондзаэмона Тикамацу (1653-1724), и с самой знаменитой пьесой на эту тему "Канадэхон Тюсингура" ("Сокровищница самурайской верности"), которая была написана в 1748 году (авторы Такэда Идзумо (1691-1756), Намики Сэнрю (1693-1749) и Миёси Сёраку (1693-?)) и ставится в театре Кабуки до сегодняшнего дня.

Еще двумя яркими подтверждениями значения истории "преданных вассалов" для жителей Японии стало, во-первых, ее широкое распространение среди коданся (чтецов кодан - устных рассказов), во-вторых, ее использования для создания серии гравюр великим мастером Итиюсая Куниёси (1798-1848). Его гравюры относятся к жанру мусяэ (героическая гравюра) гравюр укиёэ. Именно после создания серии, описывающей месть "преданных вассалов", этот жанр из периферийной ветви превратился в один из ведущих в укиёэ. Итиюсая Куниёси создал особый мир - сэкай ("мир героического"). Серия этих гравюр вывела Куниёси в ряды ведущих мастеров этого жанра.

Для более полного осмыления произошедшего необходимо вернуться немного назад и попытаться понять почему одни активно поддержали мятежников, а другие отказали "преданным вассалам" в поддержке.

 

Глава третья

Сторонники и противники

Не из обычных людей
Тот, которого манит
Дерево без цветов.

Оницура

 

История "преданных вассалов" показала что, несмотря на строгую иерархизацию японского общества и внешнюю четкость и простоту кодекса Бусидо, восприятие этих событий было далеко не однозначным.

Для начала предлагаем Вам краткие биографии самураев, чьи суждения здесь представлены.

Дайдодзи Юдзан (1636-1730)

Корни клана Дайдодзи восходят к семье Тайра. Отец Юдзана служил Мацудайра Тадатэру - шестому сыну самого сёгуна. Однако немилость Токугава по отношению к Тадатэру вскоре превратила Дайдодзи в рёнинов.

Дайдодзи Юдзан еще молодым человеком прибыл в Эдо, изучал военные науки в школе Обата Кагэнори и Ходзё Удзинага - двух великих полководцев той эпохи, от них же он почерпнул любовь к конфуцианству. Дайдодзи был рёнином, служил клану Ако, клану Мацудайра в Эцидзэне и Мацудайра в Айдзу, много путешествуя по стране и меняя хозяев. Его образ жизни способствовал активному распространению его основного произведения - "Будосёсинсю" ("Напутствие вступающему на Путь воина"), выдержки из которого здесь приводятся.

Ямамото Цунэтомо (1659-1719)

Клан Набэсима, которому служили Ямамото, относится к категории "тодзама" - так называли тех, кто подчинился Токугава Иэясу только после битвы в долине Сэкигахара. Основатель клана Набэсима - Набэсима Наосигэ (1538-1618) - вначале выступил на стороне Токугава, но внезапно перешел на сторону Тоётоми. Сменилось три поколения дайме, прежде чем растаял холод в отношении сёгунов Токугава к клану Набэсима.

Ямамото Цунэтомо всю жизнь служил клану Набэсима, и только официальный запрет сёгуна и самого Набэсима Мицусигэ восприпятствовали ему совершить ритуальное самоубийство после смерти господина. Это еще с ним Ямамото обучался совсем молодым человеком у ученого по имени Куранага Рихэй. На Ямамото Цунэтомо повлияли также конфуцианец Исида Иттэй и дзенский священник Таннэн. После смерти господина Ямамото Цунэтомо стал дзенским монахом-отшельником и прожил почти в полном уединении без малого два десятка лет.

Ямамото предложил свой рецепт, свое напутствие молодому самураю - "Хагакурэ" ("Сокрытое в листве"). Мысли Цунэтомо долго не выходили дальше клана Набэсима. Более 150 лет, вплоть до реставрации Мэйдзи в 1868 году, "Хагакурэ" оставались учением для избранных.

Итак, сила сторонников "преданных вассалов" уже на момент совершения мести была велика. В этом сыграли свою роль и общественное мнение, и популярность рёнинов - как среди простонародья, так и в правительстве. В основе всего этого лежало то, что беспорядки, вызванные нападением вассалов Ако, в основе своей имели преданность господину, идею вассального долга гири - краеугольного камня конфуцианства, а это этическое учение было государственной идеологией Японии периода Токугава. Именно по этому отсечение головы было заменено на сэппуку - почетную для самурая смерть.

Идея вассального долга была не просто основной идеей японского конфуцианства, она была основой самурайского кодекса чести. Вот что по этому поводу говорили Дайдодзи Юдзан и Ямамото Цунэтомо:

Дайдодзи Юдзан :

"Самурай должен прежде всего постоянно помнить - помнить днем и ночью, с того утра, когда он берет в руки палочки, чтобы вкусить новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги - что он должен умереть",

"...если он будет думать, что можно утешать себя мыслью о вечной службе своему господину или о бесконечной преданности родственникам, случится то, что заставит его пренебречь своим долгом перед господином и позабыть о верности семье",

"Самурай, находящийся на службе, в большом долгу перед своим господином, который он не может возместить иначе, как совершив дзюнси и последовав в смерти за ним"

Ямамото Цунэтомо :

"Я постиг, что Путь Самурая - это смерть"

"Если ты появился на свет в старинном самурайском роду, достаточно лишь глубоко задуматься над верностью предкам, презреть тело и разум и всецело посвятить себя служению хозяину."

"Воинская доблесть проявляется больше в том, чтобы умереть за хозяина, нежели в том, чтобы победить врага."

 

Противники поведения 47 рёнинов упрекали их в следующем:

Самые строгие сторонники соблюдения кодекса Бусидо заявляли, что рёнины должны были покончить с собой сразу же по получении сообщения о гибели своего хозяина.

Другие говорили о том, что "преданные вассалы" должны были совершить акт мести сразу же после смерти господина, а не дожидаться удобного времени почти два года.

Третьи, а к их числу принадлежали и указанные ранее Сато Наоката и Дадзай Сюндай, были недовольны тем, что "преданные вассалы" смиренно ждали больше месяца решения правительства. Они надеялись, что под влиянием общественного мнения им сохранят жизнь, а такое поведение недостойно самурая. Рёнины должны были покончить жизнь самоубийством сразу же, на месте преступления.

Ямамото Цунэтомо можно отнести к числу противников поведения 47 рёнинов. Вот что он говорит об их действиях и вообще о долге самурая в подобной ситуации.

"В ситуации "или-или" без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя рассуждениями о том, что умереть не достигнув цели, означает умереть собачьей смертью. Сделать правильный выбор в ситуации "или-или" практически невозможно".

"Одного человека пристыдили за то, что он не отомстил. Зачастую месть заключается в том, чтобы просто ворваться к врагу и быть зарубленным. Это не постыдно. Если же ты думаешь, что должен вначале завершить свои дела, а потом мстить, время для мести никогда не настанет. Размышляя о том, сколько людей есть у твоего врага, ты только теряешь время, и в конце концов обстоятельства вынудят тебя отказаться от мести".

"Обращаясь к истории ночного нападения рёнинов господина Асано, мы видим, что, с их стороны, было ошибкой не совершить сэппуку в Сэнгакудзи, потому что после [имеется ввиду, сразу после получения извести о гибели их господина] убийства их господина прошло слишком много времени, прежде чем они отомстили. Если бы господин Кира умер за это время своей смертью, им было бы о чем пожалеть".

"Если ты принял решение убить человека, не нужно изобретать окольный путь, даже если действовать без промедления очень трудно. Ведь ты можешь утратить решимость, упустить удобный случай и потому не достичь успеха. На Пути Самурая главное - непосредственность, поэтому лучше всего броситься на врага сразу же".

 

Заключение

Здесь когда-то замок стоял...
Пусть мне первый расскажет о нем
Бьющий в старом колодце родник.

Басё

 

"Инцидент Ако" и последовавшие за ним события трактуются неоднозначно. Даже сегодня в местности, прилегающей к городу Кира - на территории бывшего владения дайме Кира Кодзукэ-но сукэ Ёсинака до сих пор придерживаются мнения, что события давних лет сильно искажены и не соответствуют действительности. Однако единственное, что объединяет всех людей, так или иначе высказывавших мнение об этой истории, это то, что никто не назвал 47 рёнинов трусами и людьми предавшими свои семьи и долг самурая.

Верность господину, уважение к родителям, вежливость и простота поведения, почтительность, храбрость являются неотемлимыми характеристиками настоящего самурая. Ко всему этому можно добавить еще одно - огромное уважение традициям своей семьи и своей страны, к памяти предков. Именно благодаря этому история 47 "преданных вассалов" жива и поныне.

 

Список литературы

1.Успенский М.В. Самураи Восточной столицы / История преданных вассалов, Итиюсая Куниёси и японская гравюра 1840-х годов. // Калининград / "Янтарный сказ", 1998, 128с., илл.

2.Книга Самурая: Дайдодзи Юдзан Будосёсинсю. Ямамото Цунэтомо Хагакурэ. Юкио Мисима Хагакурэ Нюмон. Перевод Котенко Р.В., Мищенко А.А. // СПб. / "Евразия", 1998, 320с.

3.Бабочки полет: Японские трехстишия. Перевод Марковой В.Н. // М. / "Летопись-М", 1999, 348с.

4.Такуан Сохо Письма мастера дзэн мастеру фехтования. Миямото Мусаси Книга пяти колец. Перевод Мищенко А.А. // СПб. / "Евразия", 1997, 320с.

5.Ёса Бусон. Стихи и проза. Перевод Соколовой-Делюсиной Т.Л. // СПб / "Гиперион", 1998, 256 с.


 

 WEB-мастер Матвеев В.А. 
  т.ф 422-97-21 ,  

 E-mail:<sfox@online.ru>  

Rambler's Top100

[an error occurred while processing this directive]