30.11.2001

начало | содержание
 

                            http://www.aikiclub.ru/  

  http://www.sgzt.com
Екатерина ПАВЛОВА

 

    11/01/2000

З А   П Р О Л И В О М   Л А П Е Р У З А

Верните наши острова!

Именно этими словами большинство японцев выражает свое отношение к проблеме Южных Курил, или "спорных территорий"


В ЯПОНИИ люди настолько убеждены: южнокурильские острова являются "исконно японской" землей, им даже не приходит в голову предположить, что в России может существовать иная точка зрения. На протяжении всей истории российско-японских отношений территориальный вопрос являлся одним из главных предметов разногласий, особенно обострившихся после окончания второй мировой войны. Несмотря на многочисленные усилия японской стороны "восстановить справедливость", к настоящему времени мало что изменилось.

Общественное мнение в России не склонно к уступчивости в данном вопросе, полагая, что "острова - наши, и говорить тут более не о чем". И хотя появлялись отдельные предложения продать Южные Курилы по сходной цене, особых разногласий по этому вопросу не заметно.

Между тем, напряжение в отношениях между нашими странами существует: договор о мире так и не был подписан со времен окончания второй мировой войны, а его подписание японская сторона увязывает именно с передачей Японии четырех южнокурильских островов. Похоже, Японию "проблема северных территорий" занимает гораздо в большей степени, чем Россию, и чтобы понять ход рассуждений нашего соседа, давайте попробуем стать на японскую точку зрения и проследить историю возникновения территориального спора между нашими странами.

Откуда есть пошла русская земля?

Первым возникает резонный вопрос: а кому Курильские острова принадлежали изначально? Кто первыми открыл их? Нетрудно догадаться, что именно здесь мнения и начинают расходиться. Японцы утверждают, что первыми ступили на землю Курил в 1644 году именно они. Карта того времени с нанесенными на нее названиями "Кунасири", "Эторофу" и др. бережно хранится в Национальном музее японской истории. А русские, считают в Японии, впервые пришли на Курильские земли только в 1711 году, и на карте 1721 года вышеупомянутые острова названы "Острова японские". В то же время, сохранились записи о том, что тогдашнее японское государство официально не считало себя сувереном не только Сахалина и Курил, но и Хоккайдо: это подтвердил в своем циркуляре глава правительства Японии Мацудайра в связи с русско-японскими переговорами о границе и торговле в 1772 году.

В российской же истории первое упоминание о Курильских островах относится к 1646 году, когда Н.И. Колобов рассказал о населяющих острова бородатых айнах. О первых русских поселениях того времени свидетельствуют голландские, германские и скандинавские средневековые хроники и карты.

Однако, есть и еще одна версия: первыми европейцами, оказавшимися у курильских и сахалинских берегов, были члены экспедиции голландского мореплавателя М.Г. Фриза, который не только исследовал и нанес на карту юго-восток Сахалина и Южные Курилы, но и провозгласил остров Уруп владением Голландии. Удержать такую удаленную территорию маленькой Голландии было трудно, и с тех пор она никаких претензий на этот остров не предъявляла.

Петр I уже знал о существовании Курильских островов. В течение XVIII века и русские, и японцы стали осваивать острова, совершенно не учитывая интересы коренного населения - айнов, народности, проживавшей там с древнейших времен, последние представители которой после долгих гонений как со стороны русских, так и со стороны японцев к настоящему времени остались лишь на Хоккайдо в очень незначительном количестве.

Имена, данные айнами Курильским островам, кстати, сохранились до сих пор, несмотря на многочисленные попытки и русских, и японцев переименовать их по-своему. Так, само название островов происходит от слова "кур" - человек, "Итуруп" означает "большой лосось", "Кунашир" - "черный остров", "Шикотан" - лучшее место. Однако, сами Курилы в Японии до сих пор называются "Тисима", что означает "Тысяча островов".

Таким образом, вывод о праве на обладание Курильскими островами по принципу "первопроходства" не оправдывает себя. Следующим аргументом в споре выступают дипломатические соглашения.

Ратификационная грамота Трактата о торговле и границах 1855 года.

Впервые русско-японские отношения были установлены в 1855 году Симодским Трактатом о границах и торговле, согласно которому граница между нашими странами прошла между островами Уруп и Итуруп, то есть Япония получила законные права на четыре южных острова Курильской гряды - Кунашир, Итуруп, Шикотан и о-ва Хабомаи. Сахалин же был оставлен неразделенным. В договоре также провозглашался "постоянный мир и искренняя дружба между Японией и Россией".

В 1875 году Россия передала Японии принадлежавшие ей Северные Курилы, получив взамен все права на Сахалин. В результате поражения в русско-японской войне 1904-05 годов Россия потеряла Южный Сахалин, а в 1920-25 годах под японской оккупацией находился и Северный Сахалин. Когда же российские дипломаты напомнили японцам, что все эти действия противоречат договору 1875 года, - те холодно ответили: "Война перечеркивает все договора. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся на сегодняшний день обстановки".

Пусть проигравший плачет

В 1945 году, в самом конце второй мировой войны, под давлением союзников, Россия вступила в войну с Японией. Вскоре Советская Армия овладела Южным Сахалином и Курильскими островами. Историки до сих пор расходятся во мнении о необходимости кровопролития в той очень короткой войне между нашими странами, вызванной спешкой и сложными политическими играми, распутать которые не удается до сих пор.

Казалось бы, все стало на свои места: Япония, проиграв последнюю войну, потеряла территории, которые получила, выиграв предыдущую. После драки кулаками не машут. Какие могут быть претензии? Но дело в том, что именно в тот период в отношения между двумя странами серьезно вмешивается третья - США, усложняя внешне простую ситуацию до такой степени, что и сегодня юристы не в состоянии найти выход из сложившейся ситуации.

Америке было выгодно, чтобы на заключительном этапе СССР вступил в войну с Японией, нарушив Пакт о нейтралитете, подписанный в 1941 году. Кстати, нарушение этого пакта является одной из главных обид Японии в отношении СССР, хотя заявление о его денонсации в связи с многочисленными провокациями с японской стороны было сделано еще 5 апреля 1945 года.

За согласие вступить в войну с Японией Сталин выторговал у союзников присоединение Курильских островов к территории Советского Союза, что и было зафиксировано на Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Но поскольку Сталин, естественно, не доверял союзникам, на территорию Курил были введены войска, чтобы закрепить их за СССР.

На мирной конференции в Сан-Франциско в сентябре 1951 года Япония была вынуждена подписать мирный договор, по которому она отказывалась от всех территорий, полученных ею по Портсмутскому договору 1905 года, то есть, в том числе, и от Курильских островов. Но этот договор был составлен очень двусмысленно, и в нем не указывалось, кому именно должны отойти Курилы, острова также не были поименованы. История СССР объясняет эту ситуацию тем, что "правящие круги США рассматривали мирное урегулирование с Японией с позиции "холодной войны", как средство превращения Японии в участника агрессивного военно-политического блока". В результате СССР отказался подписать мирный договор, что еще более осложнило ситуацию, потому что с тех пор японская сторона получила возможность аргументировать свой отказ признать право России на Южные Курилы именно тем, что Советский Союз не подписал договор. Кроме того, Япония не считает себя связанной договоренностями Ялтинской конференции под предлогом того, что она не была поставлена о ней в известность. Используется еще один аргумент: Южные Курилы не имеют никакого отношения к Курильской гряде, а являются неотъемлемой частью острова Хоккайдо. В японских документах прошлых веков, однако, все Курильские острова упоминаются как единое целое. А вот что заявляется со страниц правительственного сайта префектуры Хоккайдо:

"Острова Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп, или "северные территории" - это острова, которые освоили и передавали из поколения в поколение наши предки. До августа 1945 года на четырех северных островах мирно жило 3.100 японских семей общей численностью 17.000 человек, которые занимались преимущественно рыбным промыслом. Но сразу же после окончания второй мировой войны острова были незаконно оккупированы Советской Армией, и японцы не могут проживать на них. Эти четыре северных острова и с исторической, и с международно-правовой точки зрения являются исконно японскими территориями, и, несомненно, должны быть возвращены Японии".

Японский ученый Вада Биммей назвал проблему "северных территорий" "внебрачным ребенком холодной войны". Впервые Япония начала претендовать на "северные территории" вскоре после подписания в 1951 году "договора безопасности" с США, который был продлен в 1960-м и в 1970 годах. Вада Биммей указывает, что "проблема территорий" возникла на основе тайного соглашения между бывшим премьер-министром Японии Иосида Сигэру и госсекретарем США Джоном Фостером Даллесом. Сам Иосида Сигэру в своих мемуарах "Воспоминания о десяти прошедших годах" так описывает подготовку Сан-Францисского мирного договора 1951 года: "Мы молча оставили за собой решение территориального вопроса с тем, чтобы, используя его в качестве козырной карты, занять на предстоящих переговорах с Советским Союзом ключевые позиции".

Вторая попытка заключить мирный договор с Японией была предпринята в 1956 году в Лондоне. Переговоры шли довольно успешно, и Хрущев даже пообещал передать самые южные острова - Шикотан и Хабомаи после подписания мирного договора, если Япония ликвидирует на своей территории все иностранные военные базы.

Такого потепления в советско-японских отношениях США стерпеть уже не смогли, и Джон Фостер Даллес вмешался в историю второй раз, поставив ультиматум: если Япония согласится принять советское предложение о возврате двух, а не всех четырех южнокурильских островов, США навсегда оставят за собой оккупированный ими остров Окинава.

А этого уже не могла вынести Москва - эдак они в следующий раз и Сахалин потребуют вернуть! Переговоры были сорваны, Япония осталась ни с чем, мирный договор так и не был подписан, а Америка радостно потирала руки. Японские историки до сих пор считают этот эпизод крупным просчетом своей дипломатии: "А счастье было так возможно, так близко...".

Тем не менее, в конце 1956 года дипломатические отношения между СССР и Японией были восстановлены, но с тех пор вопрос об островах стал запретной темой. В дальнейшем советские руководители просто отказывались признавать существование каких-либо территориальных разногласий с Японией.

Рука на дружбу

Так и продолжалось до тех пор, пока Японию не посетил Михаил Горбачев и впервые за 30 с лишним лет не произнес вслух, что территориальная проблема все-таки существует. 18 апреля 1991 года он подписал "Совместное советско-японское заявление", п.4 которого предполагал осуществление разработки и заключения договора между Японией и СССР, "включая проблему территориального размежевания с учетом позиций сторон о принадлежности островов Хабомаи, острова Шикотан, острова Кунашир и острова Итуруп". Японская общественность оживилась чрезвычайно, проблема "северных территорий" казалась уже наполовину разрешенной. Но еще большие надежды в Японии стали возлагать на эпоху Ельцина, начавшуюся подписанием Токийской декларации о расширении сотрудничества между нашими странами, в которой еще раз было зафиксированы существование территориальной проблемы и пожелания по ее скорейшему разрешению.


Японские политики стали серьезно пересматривать свою концепцию отношений с Россией, учитывая новое направление ее развития, и потихоньку стали вкладывать деньги в российскую экономику, но решение проблемы "северных территорий", наиболее важной для Японии, практически не продвигалось, пока в 1996 году в Денвере президент Ельцин и премьер-министр Хасимото не положили начало своей знаменитой личной дружбе. Хасимото приехал из Денвера окрыленный, с массой идей и планов воздействия на российского президента, в котором он "впервые увидел просто человека". Эта фраза о неожиданной "человечности" Ельцина облетела всю японскую прессу, смягчив, возможно, суровый образ русского человека в представлении японцев.

Российские рыболовецкие суда пока еще заходят в южнокурильские гавани.

Дело в том, что, по опросам общественного мнения, Россия является самым нелюбимым иностранным государством для японцев, несмотря на то, что они, в массе своей, просто преклоняются перед русской культурой, и в первую очередь - перед литературой и музыкой. Толстой, Достоевский и другие русские писатели оказали колоссальное влияние на развитие японской литературы. Балет и русские народные песни, вероятно, нигде в мире не пользуются большей популярностью, чем в Японии.

Японское кладбище.

Неприязнь же к нашей стране вызвана памятью о жителях Южного Сахалина и Южных Курил, депортированных в Японию после войны, а также о 600 тысячах пленных японцев, которых СССР удерживал в Сибири в течение 10 лет. Один престарелый японец при знакомстве, глядя мне прямо в глаза, медленно произнес: "Я родился и жил на Сахалине. И вот однажды в наш дом пришли русские солдаты и выгнали нас оттуда"...

В России тоже многие помнят о зверствах японцев во Владивостоке в 1918 году, но, тем не менее, большинство россиян относится к японцам очень дружелюбно.

Принципы Хасимото

И в России, и в Японии понимают, что связи между нашими странами настолько слабы, что стороны едва ли могут влиять друг на друга, поэтому сближение двух государств является первостепенной задачей. Две нашумевшие встречи Ельцина и Хасимото "без галстуков" породили множество надежд, критики и опасений. Токио пообещал тогда не увязывать развитие двусторонних контактов со спором о Южных Курилах, был выработан "план Ельцина-Хасимото", призванный активизировать экономическое сотрудничество, возобновились военные связи, на двусторонней основе активно обсуждались положения будущего мирного договора. Но прошло еще два года, "а воз и ныне там". Как же оценивают в Японии развитие событий?

В этой связи представляется очень интересным мнение Инагума Хитоси, шефа-корреспондента московского бюро японских газет "Токио симбун" и "Тюнити симбун", высказанное им в интервью газете "Новгородские ведомости" 16 февраля 1999 года:

"Япония рассчитывала, что именно такой политик, как Борис Ельцин, человек решительный и обладающий в какой-то мере диктаторскими наклонностями, может принять решение по такому сложному вопросу. По существу, желание помочь экономически России было тождественно желанию помочь Ельцину. Японская сторона хорошо изучила линию поведения Ельцина. На вашего президента делалась большая ставка. План Ельцина не предусматривал возврат в обозримом будущем южнокурильских островов Японии. Предполагалось, что проблема будет решаться следующими поколениями. Но для нас было важно, чтобы Ельцин все-таки признал потенциальный суверенитет Японии над этой территорией. Наши предложения готовились таким образом, чтобы Ельцину легче было принять решения, а должен сказать, что в Красноярске он производил очень сильное впечатление. Было видно, что он сам принимает решения, а не читает по бумаге то, что ему подготовили помощники. Однако вскоре здоровье президента России ухудшилось, а в России разразился экономический кризис. Таким образом, база для взаимоприемлемого решения сузилась, и уже на встрече с Кейдзо Обути Ельцин читал по бумаге решения, подготовленные вашими чиновниками".

Спектр мнений в Японии по поводу отношения к России очень широк: от экстремистских заявлений о невозможности никаких контактов до возвращения островов до искренних попыток понять нашу логику; от непримиримой позиции политиков до полного равнодушия по отношению к России и Курилам простых граждан. Было даже выдвинуто оригинальное предложение о создании независимых "Соединенных Штатов Охотского моря".

В Японии действует Движение за возвращение Северных территорий, насчитывающее более 70 миллионов сторонников (по информации самого движения). Оно проводит различные акции и пропагандистские мероприятия, распространяет информацию об истории Курил, в том числе, на русском языке, ежегодно отмечает День Северных территорий (7 февраля). Это движение ратует за дружбу с российским народом, однако, позиция его непреклонна, что вытекает из самого названия движения, и представляемые им исторические факты откровенно "подобраны", чтобы не сказать "подтасованы".

МИД Японии выпустил брошюру под названием "Северные территории", в которой многие события также представлены односторонне, что вполне логично, так как это отражает позицию японского государства по данному вопросу. Однако, ученые и аналитики стараются взглянуть на ситуацию более объективно и пытаются найти выход из замкнутого круга, понимая, что если прямое "столкновение лбами" ни к чему не привело в течение 50 лет, то трудно ожидать результата и в дальнейшем. Все они положительно оценивают главный сдвиг, произошедший за последние годы в политике Японии по отношению к нашей стране: сотрудничество и взаимодействие в экономике и культуре возможно до разрешения территориального спора.

Профессор университета "Аояма Гакуин" Сигеки Хакамада считает, что японское правительство должно ясно дать понять российской стороне необходимость разрешения столь важного вопроса до конца XX века, чтобы не перекладывать проблемы нашего поколения на плечи последующих. "Проблемы XX века должны быть разрешены в нашем веке", - пишет он в своей статье "Построение новых японско-российских отношений".

Первый принцип, провозглашенный Хасимото, - доверие между народами, не только на уровне правительств, но и на уровне простых людей - ученых, специалистов, студентов - чрезвычайно важен. В этой связи профессор Хакамада указывает на все еще сохранившиеся со времен холодной войны сложности при оформлении визы для российских граждан, посещающих Японию. Причем японские граждане с подобными трудностями не сталкиваются.

Второй из выдвинутых Хасимото принципов - взаимовыгодное сотрудничество - вызывает у японского ученого опасения в том, что оно будет выгодным только для России, которая, принимая японскую помощь, может отвести на задний план самый главный - территориальный - вопрос.

Третий принцип - долгосрочная перспектива - Россией может быть воспринят как слабость японской стороны, уставшей бороться за острова, что даст возможность отложить решение территориальной проблемы на неопределенный срок.

В качестве обнадеживающего фактора Хакамада приводит любопытное сравнение с переговорами России и Украины о статусе Севастополя. Несмотря на непопулярное решение, принятое Ельциным, ожидаемого взрыва национализма в обществе не произошло. Крым и Севастополь гораздо более значимы для России, чем крохотные Курильские острова, которые многим россиянам просто безразличны. Поэтому можно ожидать, что воссоединение Южных Курил с Японией пройдет в российском обществе, скорее всего, достаточно безболезненно.

Еще одна параллель напрашивается сама собой: острова Окинава, оккупированные после войны США и возвращенные Японии в 1967 году, но все еще находящиеся под контролем Соединенных Штатов, фактически являются американской военной базой. Во времена холодной войны раздувание проблемы "северных территорий" отвлекало внимание японского общества от факта американского присутствия на "исконно японских" землях Окинавы, не давая ход развитию антиамериканских настроений и в то же время создавая оправдание необходимости в американских войсках, защищавших Японию от "советской угрозы".

Историк Хироси Кимура отмечает, что взаимоотношения России и Японии нельзя рассматривать также без учета влияния Китая, который в период обострения советско-китайских отношений поддержал японские требования о возвращении Южных Курил. Сейчас же, в связи с ростом могущества Китая, России и Японии выгодно иметь между собой дружественные отношения, потому что, с одной стороны, Россия в определенной степени опасается усиления позиций Китая, а с другой стороны, Японии было бы легче развивать отношения с Китаем, имея добрососедские отношения с Россией.

Профессор Кимура отмечает слабость японской дипломатии, недооценивающей сложность переговоров с Россией. Японские политики традиционно настолько уверены в правоте своей позиции, что не прикладывают достаточных усилий для того, чтобы переубедить российскую сторону. Японская дипломатия склонна ставить чувства выше дипломатического мастерства, предполагая почему-то, что японские национальные интересы и интересы международного сообщества должны совпадать. Японский менталитет, видимо, заставляет их руководствоваться следующей логикой: "Если мы искренне и доброжелательно объясним ситуацию, они определенно войдут в наше положение, поймут нас и отдадут острова, ведь это такой ничтожный участок земли по сравнению с огромной территорией России". Стоит заметить, что эти воззрения близки многим японцам, с которым мне приходилось встречаться: "четыре крохотных острова так далеко от Москвы, зачем они нужны великой России?" После этих слов язык не поворачивается повторить слова бывшего спикера нашей Думы Геннадия Селезнева: "Лишней земли у нас нет".

Историк утверждает, что в новой геополитической ситуации, только предложив России пакет мер, таких как безопасность, экономическая помощь, научное, культурное, спортивное сотрудничество, можно вызвать Россию на уступки в территориальном вопросе. Именно благодаря такому многоуровневому подходу, считает Кимура, Хасимото и удалось добиться положительных изменений на переговорах с Ельциным.

Цуеси Хасегава в своей статье "Осмысливая заново российско-японский территориальный спор" указывает на необходимость помнить о людях, живущих ныне на спорных островах. Конечно, нельзя забыть горе и унижение, которым подверглись японцы, депортированные с Южных Курил, нельзя также забыть и трагическую историю айнов, выселенных с островов и практически истребленных, но тем более недопустимо повторить ту же ошибку еще раз, принеся в жертву судьбу ныне живущих там русских и украинцев.

Профессор Хасегава согласен с другими аналитиками и в том, что России необходимо оказывать экономическую помощь, поскольку только экономически развитая, демократическая Россия может являться гарантом стабильности международных отношений. С этим трудно спорить. Расширение сфер взаимодействия двух стран неизбежно приведет к большему соприкосновению точек зрения, что со временем выльется в создание условий для возвращения "оккупированных" островов. Он считает, что мирный договор должен быть заключен как можно скорее на условиях 1956 года, то есть с передачей только двух островов, а вопрос о двух других островах можно отложить для дальнейших переговоров.


Статистика показывает, что японцы, особенно послевоенные поколения, связывают возможность подписания мирного договора, в первую очередь, с развитием дружбы и сотрудничества, не настаивая на первоочередности передачи островов. Опросы общественного мнения, проведенные газетами "Асахи" и "Майнити симбун" в апреле 1998 года, отражают тот факт, что японцы приветствуют потепление отношений между нашими странами, но не ожидают решения территориального вопроса в ближайшем будущем. Отношение японцев к проблеме трудно назвать оптимистичным: только 15% опрошенных увидели прогресс в переговорах после второй встречи Ельцина с Хасимото, а половина опрошенных - нет. Отношение к России все еще остается, мягко говоря, сдержанным: только 28% выступают за активное экономическое взаимодействие с Россией, и опять же половина - против. На вопрос о приоритетах в российско-японских отношениях большинство (36%) назвало "заключение мирного договора", следующим было отмечено "экономическое сотрудничество" (27%), и только на третьем месте оказалось "решение территориального вопроса" - 24%.

В то же время, опрос, проведенный в 1998 году ИТАР-ТАСС, показал, что лишь 3% участников исследования на континентальной части России согласны разом передать Южные Курилы, а против выступают 55% опрошенных. Поэтому подавляющее большинство японцев не верит в возможность заключения мирного договора в ближайшее время.

Бег по кругу

Японцы с большой неохотой обсуждают тему "северных территорий" - уж очень не любят они говорить в лицо неприятные вещи. Не могу сказать, чтобы сталкивалась с враждебностью, но при знакомстве, отвечая на вопрос: "Откуда вы? Из Америки?", часто вижу, как благоговение в глазах сменяется страхом при моих словах: "Нет, из России". Только однажды на вопрос о Южных Курилах я получила ответ: "Ну что же поделаешь, мы ведь проиграли войну"... Гораздо чаще можно услышать: "Меня лично это не касается, это все дела политиков, я мало знаю об этой проблеме". Иногда, при более пространных рассуждениях, приводится пример США, вернувших в конце концов Окинаву. Ну и абсолютно все выражают надежду на мирное разрешение этого затянувшегося конфликта. На вопрос: "А зачем Японии эти крохотные островки, от которых "так легко" было бы отказаться России и на которых японцы и жить-то не захотят?" - первый ответ из учебника истории: "Потому что это исконно японские территории" и второй: "Нам не нужна эта земля, нам нужно море, чтобы ловить рыбу, которой нам так не хватает, и собирать водоросли" (ламинарию, без которой не обходится практически ни одно блюдо японской кухни). Курильские острова богаты и другими природными ресурсами, в том числе уникальными месторождениями полезных ископаемых, до которых у России руки никак не доходят.

Мне удалось поговорить с двумя профессорами университета "Квансей Гакуин" - экономистом Акихиро Амано и политологом Микио Тадзима - на интересующую тему.

Профессор Амано осторожно пояснил, что близко к сердцу принимают эту проблему только люди, непосредственно связанные с Южными Курилами - бывшие жители и их родственники, а японцы, живущие далеко от Хоккайдо, практически не беспокоятся об островах. По его мнению, влияние Соединенных Штатов на отношения России и Японии очень велико, и в настоящее время США с большим беспокойством наблюдают за развитием событий в этой сфере. В то же время он считает, что проблемы этих "тройственных" взаимоотношений не исчезнут даже после разрешения территориального спора, и острова - лишь одна из фигур в сложной политической игре. По поводу перспектив заключения мирного договора профессор высказал мнение, что не стоит делать упор на проблеме спорных территорий, а нужно просто полнее использовать огромный потенциал экономического и культурного сотрудничества между нашими странами. Чтобы наладить жизнь людей, живущих и живших на Южных Курилах, требуется не так много денег, и именно сейчас, когда обе наши страны испытывают экономические трудности, настало время повернуться лицом друг к другу, чтобы найти общие интересы и сферу приложения сил, не ограничиваясь территорией спорных островов.


Профессор же Тадзима заявил, что у него есть два обращения - к российскому и к японскому народу: "Гражданам России я хочу сказать: забудьте об этих маленьких островах. Давайте вместе осваивать Сибирь и Дальний Восток. Японии выгоднее было бы покупать нефть у России, чем возить ее из Персидского залива. И гражданам Японии я хочу сказать: забудьте об этих маленьких островах. Чтобы ловить рыбу в Охотском море, необязательно владеть островами. А Россия их все равно рано или поздно отдаст - это будет справедливо". Но, как мне показалось, он не испытывает особого оптимизма по поводу скорого разрешения территориального спора. На мой вопрос: "Может ли Япония разрешить размещение на возвращенных южнокурильских островах американских военных баз?" - он ответил: "К сожалению, это не исключено".

Вот и получается, что море - морем, а земля может пригодиться вечному спутнику наших отношений с Японией - Соединенным Штатам Америки. Если следовать соглашению 1956 года, заключение мирного договора возможно только при отсутствии иностранных войск на территории Японии, однако, США не только не собираются покидать эту страну, но и планируют построить новый военный аэропорт на о.Окинава, что, кстати, вызывает сильнейший протест японской общественности. "План Ельцина-Хасимото" претворяется в жизнь, не акцентируясь на этом факторе, подготовка к заключению мирного договора, по-видимому, идет, но и в Японии, и в России понимают, что серьезные изменения в российско-японских отношениях до выборов нового российского президента маловероятны.

Новый год влил свежую струю в вялотекущее развитие проблемы: Россия в очередной раз напомнила миру о себе, вызвав настоящий шок неожиданной отставкой Ельцина. Эта новость прошла по всем каналам японского телевидения вечером 31 декабря, оттеснив на задний план сообщения о празднествах и проблеме 2000-го года. В голосах дикторов слышалась полная растерянность: "Как же так? Он ведь обещал приехать весной... Что же теперь будет?"

Комментарии политиков не заставили себя долго ждать. Все они сходятся в одном: Японии придется пересмотреть свою политику в отношении России. Обещание Ельцина посетить Японию этой весной вселило в наших восточных соседей надежду на то, что он посвятит последние месяцы правления решению проблемы "северных территорий", чтобы не оставлять ее своему преемнику.

Острова в океане.

Сразу же после сообщения об отставке была собрана Комиссия по России в японском МИДе, и ее представители даже не пытались скрыть своего удивления произошедшим: "У нас не было никаких данных, говорящих о том, что Ельцин собирается покинуть свой пост". Министр иностранных дел Ехей Коно заявил, что он был просто ошеломлен новостью, поскольку подготовка к весеннему визиту Ельцина шла полным ходом. Рютаро Хасимото вообще отказался комментировать ситуацию, сказав лишь, что он только начал исследовать вопрос.

Премьер-министр Кейдзо Обути выразил надежду на то, что новый российский президент останется приверженцем всех прежних договоренностей, достигнутых в эпоху Ельцина, и ничто не помешает нашим странам подписать мирный договор к концу 2000 года, как то и было намечено...


 WEB-мастер Матвеев В.А. 
  т.ф 422-97-21 ,  

 E-mail:<sfox@online.ru> 

Rambler's Top100

[an error occurred while processing this directive]